Клиенты Марино — не простые люди

Да, его заказчики отнюдь не скрывают своего богатства. «Они не из числа тех, кто стоит 50 миллионов, а из тех, кто подписывает чек на 50 миллионов», — говорит Марино. «Питер нуждается в клиентах, которые не только имеют деньги, но и хотят их потратить», — вторит ему Калвин Кляйн. Марино не приходится постоянно искать новых заказчиков. Те, кто однажды воспользовался его услугами, продолжают заказывать все новые проекты.

Он работает для растущих и процветающих кланов — бывших и нынешних жен, детей и родственников. Он не только строит и реконструирует дома, оформляет интерьеры, но и проектирует мебель, рисует ткани, а иногда даже работает над дизайном посуды. «Богатые существуют старые и новые.

Кто обычно приглашает архитекторов? Конечно же, не старые, у которых уже давно есть свои дома: все, что им может потребоваться, — это обить заново пару-другую стульев. Я не для этих семейств, — говорит Питер Марино. — Мне интересно делать значительные произведения, выражать определенные эстетические чувства. В действительности я не просто декорирую пространство, иногда помогаю выбрать цокольный сайдинг.

Я создаю произведение искусства. Все эти слова были бы ничего не значащей фразой, если бы не реальные имена клиентов: Марио Валентино, Джорджио Армани, Калвин Кляйн, Донна Каран… Они (как и другие богачи) доверяют ему строительство особняков, обустройство фешенебельных магазинов и частных резиденций.

Почему все они, представители одного мира, личности чрезвычайно требовательные, зачастую конкурирующие друг с другом, выбирают именно его? Каким образом Питеру Марино удается угодить сразу всем им, таким разным и часто капризным? «Я хамелеон» Сам Марино объясняет это тем, что, с одной стороны, короли моды редко когда стремятся навязать свое мнение, а с другой — всегда отказываются от услуг тех, кто на всем ставит собственный штамп.

Марино же исключительно тонко чувствует личность заказчика и никогда не ущемляет чужих амбиций. Одна из составляющих его успеха — способность к перевоплощению. «Я хамелеон, — говорит Марино. — Я способен работать в любом стиле. Мне не нужно себя ломать.

Клиенту достаточно лишь задать нужную интонацию, а остальное — моя забота. Цвет, фактура, отделка — вот из чего складывается образ.

Вообще, я называю свою манеру «архитектурой чувств.» Он приверженец «разумного выбора», черпающий вдохновение в различных исторических эпохах. Работать в стиле барокко ему не труднее, чем с высокими технологиями (он использует все типы материалов, кроме пластика, — тот не имеет возраста.) Не случайно Армани называл его самым эклектичным из современных архитекторов.

Марино способен с легкостью воссоздавать разные стили. Для Армани — апартаменты в стиле ар деко, для четы нью-йоркских финансистов — интерьер в шведском стиле, для Моны Аккерман и Марио Валентино — парафраз на русскую тему…

При этом дом Армани не спутаешь с апартаментами Валентино: совершенство линий и лаконичность деталей одного интерьера никак не похожи на избыточную роскошь и барочную чувственность другого. Армани «Как я работал с Армани? Армани — решительный человек, он знает, чего хочет. Свои миланские апартаменты он хотел видеть в стиле ар деко.

Мне этого было достаточно, и я сделал все, чтобы структура дома отвечала атмосфере Парижа 30-х годов. Кто из мастеров той эпохи больше соответствует самому Армани, его современному, но лишенному вычурности стилю? Конечно же, Жан-Мишель Франк.

Я решил построить интерьер на знаменитой ‘линии Франка’ — прямой и простой, на исключительно функциональных пропорциях его мебели и любви к натуральным материалам. Интерьер палаццо получился настолько совершенным, что Армани самому захотелось наполнить его вещами, картинами — сделать несколько намеренных ‘ошибок’, чтобы нарушить идеальный облик и ‘обжить’ пространство».

Логин
Последние публикации
Инженерные системы